Самолёты

Истребитель-бомбардировщик JH-7А

Истребитель-бомбардировщик JH-7А

Для самолёта, поступившего на вооружение в XXI веке, JH-7А, он же «Летающий леопард», выглядит довольно архаично. И по аэродинамике и по технологиям этот самолёт словно вынырнул из 70-х гг. прошлого века. В его облике без труда угадываются черты «Ягуара», ударных модификаций «Фантома» или «Торнадо» – знаменитых в прошлом классических истребителей-бомбардировщиков, ныне окончательно уходящих в запас. Это и не удивительно, если вспомнить, что к созданию машины приступили именно тогда, более 30 лет назад.

Начало проектирования в 1973 г. нового бомбардировщика H-7 для авиации армии и флота КНР совпало с выходом на финальную стадию югославо-румынской программы истребителя-бомбардировщика, имевшую в качестве образца для подражания англо-французский «Ягуар». И Югославию, и Румынию, и Китай в те годы роднила общая неприязнь к СССР, поэтому взаимный обмен военными технологиями был весьма интенсивным. Европейцы также в меру сил поощряли «слабые звенья железного занавеса». Для югославо-румынской программы SOKO/«Орао» Великобритания продала двигатели Роллс-Ройс «Вайпер» Мк.632 и 633 и лицензию на их производство, катапультные кресла, элементы БРЭО (для каждой страны – свои) и прочее.

Однако НОАК нуждалась в замене устаревшего фронтового бомбардировщика H-5 (китайская копия советского Ил-28) с радиусом действия более 1000 км, поэтому радиуса 300–500 км румынского SOKO IAR-93 (он же югославский J-22 «Орао») было явно недостаточно. Тем не менее, китайцы взяли основные решения югославо-румынской конструкции и перевоплотили их в облике двухдвигательной машины с РЛС, пересчитав и увеличив её примерно в полтора раза под новую силовую установку. Экипаж – летчика и оператора системы вооружения – расположили друг за другом, причем оператора, для лучшего обзора – повыше. Крыло было принято высоко расположенным стреловидным с изломом передней кромки, аэродинамическим клыком и гребнем. Для самообороны на законцовках крыла, по типу «Миража» F1 были предусмотрены пилоны для ракет «воздух–воздух». Пушечное вооружение для H-7 любезно предложили югославы, освоившие лицензионное производство советской 23-мм двухствольной пушки ГШ-23Л.

Воспользовавшись своим статусом «главного борца с советским империализмом на Дальнем Востоке» Китаю удалось закупить в той же Великобритании в четыре раза более мощные, чем «Вайпер», турбовентиляторные двигатели Роллс-Ройс «Спей» Mk.202/203. Их англичане устанавливали на свою версию палубного «Фантома» FG.Mk.1 (F-4K), что позволило надеяться на почти «истребительную» резвость нового китайского бомбардировщика. Его максимальная скорость ожидалась на уровне М=1,5 на большой высоте и М=0,9 – на высоте до 500 м. Расчетная дальность полета должна была составить не менее 2800 км, тактический радиус – не менее 800 км, что позволяло бы действовать с тыловых авиабаз с боевой нагрузкой 3000–5000 кг. Китай в 1975 г. получил несколько двигателей «Спей» 202 для испытаний и освоения производства.

Разработка бомбардировщика велась авиационным проектным институтом №603, расположенным в Сиане, провинция Шэньси, а постройка – заводом №172, сейчас это – Сианьская авиастроительная корпорация (XAC). Освоение двигателя «Спей» самолёта было поручено 430-му заводу авиадвигателей (XAE). В 1977 г. строительство нового бомбардировщика H-7 было официально одобрено Государственным советом и Центральной военной комиссией КНР. Для первой партии самолётов импортировали 50 двигателей, которых было достаточно для постройки первых 25 машин. Но первый прототип собрали только в 1987 г. Первый его полет состоялся 14 декабря 1988 г. Всего было построено шесть опытных образцов H-7, один из которых позднее был потерян в катастрофе.

Однако армия и флот окончательно разошлись во взглядах на ТТХ и боевое применение бомбардировщика. Флоту был нужен носитель, оптимизированный для противокорабельных ракет C-801, тогда как армия требовала многоцелевой всепогодный ударный самолёт, способный прорывать ПВО на большой скорости и малой высоте, устойчивый к РЭБ и имеющий современное бортовое электронное оборудование. Ввиду невозможности выполнить требования армии, проект H-7 в 1988 г. был заморожен, а для флота были построены и в 1992 г. переданы на вооружение 18 самолётов, именуемых теперь JH-7 (JianHong – истребитель-бомбардировщик). Они поступили в 16-й полк 6-й авиадивизии ВМС НОАК на авиабазе Дачень (Dachang) недалеко от Шанхая. Там они до 1998 г. проходили испытания на боевое применение, принимая на четыре подкрыльевых пилона по две или четыре ПКР (плюс две ракеты «воздух–воздух» PL-5B на законцовках крыла), либо до 20 свободно падающих бомб калибра 250 кг. Всего узлов подвески на этой версии имелось семь. Пушка ГШ-23Л в контейнере с боекомплектом 200 снарядов размещалась внизу правого борта фюзеляжа.

JH-7 оснащался многофункциональной РЛС Типа «232», обеспечивающей навигацию, целеуказание дозвуковым ПКР на дистанции 70–100 км и позволяющей ограниченно применять ракеты «воздух–воздух», но не обеспечивающей обнаружение и сопровождение целей на земле и на фоне земли. Были установлены системы РЭБ: активная «960-2» и пассивная «914-4», а также система отстрела тепловых ловушек.

Источник - dogswar.ru